gototop

Делийский столб

Делийский столб - древний монумент, высящийся на окраине индийской столицы. Высота его составляет чуть более 7 метров, диаметр у основания 40 сантиметров, у вершины 30 сантиметров. Легенды приписывают столбу мистические свойства исполнять любые желания, для этого надо только на минуту прижаться к нему спиной.Феномен же этого сооружения заключается в том, что оно было изготовлено из чистого железа 1600 лет назад и при этом ничуть не пострадало от коррозии. Построен он был еще в 4 столетии в честь победы царя Чандрагупти над врагами. Палеоуфологи считают Делийский столб специальным знаком, оставленным инопланетянами, посетившими когда-то Землю.

Химики же считают, что отсутствие коррозии вовсе не инопланетных рук дело, а следствие особых климатических условий в районе Дели, когда на металле образуется тонкая пленка не дающая прорастать ржавчине внутрь.

Итак, колонна. Ее установили в V веке н. э. близ современного Дели, примерно в 20 километрах. Она напоминает усеченный конус. Вес колонны около 6 тонн. Это факты. Прочие сведения исторической науки об этой колонне - уже миф.

Начнем с названия. В исторической литературе колонна повсюду именуется железной. Так, Бэшем утверждает, что колонна "состоит из почти чистого по химическому составу железа". Согласно Казанцеву, железо "химически идеально чистое".
Далее, колонна считается нержавеющей. Бэшем: "На колонне, исхлестанной муссонами, нет ни малейших следов ржавчины...".

Совершенно непонятно, как это древние металлурги:

а) достали чистое железо,
б) придали ему коррозионную стойкость,
в) вообще сделали эту колонну.

На первый и третий вопросы ответ общий: до сих пор неизвестно - как. А вот насчет коррозионной стойкости Бэшем имеет предположение: "Для процесса окисления нужен катализатор, поэтому возможно, что колонна... сохраняется так долго благодаря именно высокой степени чистоты металла". Казанцев же предполагает, что на поверхности сверхчистого железа образуется окисная пленка, защищающая от коррозии.
Будем анализировать тезисы мифа по порядку.

Согласно строгим исследованиям, средний химический состав колонны (в процентах) таков: углерода - 0,15, фосфора - 0,25, серы - 0,005, азота - 0,02, кремния - 0,05, марганца - 0,05, меди - 0,03, никеля - 0,05, остальное - железо. Но у современной весьма ходовой стали 15 - то же содержание примеси часто и ускоряют коррозию) окисная пленка может защитить металл, но железо она, как известно, защищает неважно. Истинные причины иные. Главная из них - сухая атмосфера близ Дели, к тому же (до недавнего времени) слегка аммиачная из-за скопления людей и животных. У массивной колонны большая теплоемкость, металл запасает тепло, и дождевая вода быстро испаряется с нагретой колонны. Наконец, некоторую роль могут сыграть примеси серы и фосфора, но это уже сомнительно.

Наконец, о том, как была сделана колонна. Бэшем пишет, что "нет сведений о способе изготовления, но, без сомнения, оно потребовало огромных усилий и труда". Со второй половиной цитаты можно в целом согласиться. Что же касается способа изготовления, то железо для колонны получали из железной руды прямым восстановлением с использованием древесного угля (таким же способом, но только с помощью каменного угля, получал железо инженер Смит из "Таинственного острова"). Кстати, именно благодаря древесному углю в металле колонны так мало серы.

Железную губку, которая получается при восстановлении руды, надо проковать, чтобы отжать шлак. Однако шлак удаляется не полностью - вот почему в металле так много неметаллических включений. Комки железа весом 20-30 кг сваривали вместе ковкой: на колонне сохранились следы ударов молота и линии сварки. Качество сварки оказалось хорошим: в 1738 году колонна выдержала артиллерийский обстрел при нашествии персидского шаха Надира; следы от ядер все еще видны.

Итак, в способе изготовления колонны таинственные силы также не обнаружены. Откуда же пошел миф?

Первый вклад внес сэр Александер Каннингхэм. Он утверждал, что высота колонны не менее 60 футов (18 м), а вес 17 тонн. Эти сведения продержались недолго: сэр Александер очень уж преувеличил, а именно почти в три раза. Будучи генералом, Каннингхэм мог бы иметь глазомер и получше (а еще надежнее было бы послать офицера, чтобы поточнее измерить колонну). Во всяком случае публиковать подобные данные в качестве научных, мягко говоря, дурной тон.

А еще генерал объявил колонну цельной. Правда, некто Томас утверждал в частных беседах, что еще в 1858 году заметил, что колонна сварная; к сожалению, найти какие-либо публикации, сделанные мистером Томасом по этому поводу, не удалось. Впрочем, Каннингхэм внушал больше доверия, поскольку он был сэром и генералом, а Томас - только мистером без воинского звания...

Наконец, Каннингхэм отщипнул один кусочек от колонны и отправил его на исследование. Результат был таков: "Материал представляет собой чистое ковкое железо с удельным весом 7,66 г/см3". О химическом анализе - ни звука. Кстати говоря, если анализ и был, то ценность его близка к нулю: такое крупное изделие, как колонна, по химическому составу скорее всего неоднородно. (Так оно и оказалось: позднейшие исследования показали, что содержание отдельных элементов в металле колеблется в пределах целого порядка). Однако оценивать чистоту металла по удельному весу, определенному с точностью до второго знака после запятой,- это и для середины девятнадцатого века уже неприлично. Поистине, мифы - устойчивые сооружения, коль скоро они держатся более века на таком хилом фундаменте...

Коррозионную стойкость колонны заметили, видимо, еще раньше, и сейчас уже трудно определить, кто же первым высказал свое изумление вслух. Как бы то ни было, примитивное металловедение пролепетало первое слово о колонне, а историки подхватили его с радостью. Но ребенок рос, и основы мифа стали разваливаться.

Еще до конца девятнадцатого века было опубликовано по меньшей мере одно сообщение о том, что колонна сварная. В 1912 г. Роберт Гадфильд, тоже сэр, но хороший металлург (марганцовистую сталь Гадфильда применяют до сих пор) напечатал пространную статью, в которой убедительно доказал, что железо с плотностью 7,66 никак не может быть чистым, а также привел результаты первого химического анализа металла колонны. По его данным, металл схож по составу с современной сталью 08. Правда, Гадфильд, ссылаясь на того же Каннингхэма (ох уж этот военно-металловедческий авторитет!), продолжал утверждать, будто колонна цельная. Впрочем, в дискуссии по статье Гадфильда справедливо поправили.

В 1953 г. Хадсон опубликовал в журнале "Nature" (т. 172, с. 499) сообщение о скорости коррозии медистой стали и цинка в местах с различным климатом, в том числе рядом со знаменитой колонной. Атмосфера в Дели оказалась по агрессивности на предпоследнем месте, уступив лишь атмосфере в Хартуме, еще более сухой. Хадсон установил также, что даже в период муссонов влажность делийского воздуха превышает критическое значение (70%), при котором сталь заметно коррозирует, только в утренние часы. Даже нестойкий цинк окисляется в Дели очень незначительно. Из результатов Хадсона следует, что металл делийской колонны коррозирует лишь в два раза быстрее, чем упомянутая медистая сталь.

Казалось бы, миф можно было похоронить самое позднее в 1953 году. Увы, все эти (а также многие другие) исследования прошли в стороне от историков. Они почему-то повторяли все те же не очень свежие и далекие от истины сведения относительно колонны и ее происхождения. Из нескольких десятков металловедческих работ А. Бэшем упоминает лишь одну-единственную, а именно Хадсона, причем только для того, чтобы посрамить металловедов. Разве в Дели сухой климат? Он, Бэшем, лично видел, какие жуткие ливни бывают в Дели в период муссонов...

Уже чуть ли не целый век металловеды и специалисты по коррозии исследуют делийскую колонну, вроде бы все про нее прознали и не скрывают своих знаний, а с ними не желают соглашаться. Что нам анализы! То ли дело, если колонну отковали из метеорита пришельцы...